Я помню как всё начиналось... Владимир Каптарь - „Родительский дом”

Я помню как всё начиналось ... Владимир Каптарь
Родительский дом
Мы с любовью и уважением относимся к своим предкам: это корни, дающие разум, достоинство, силу. С течением времени нас все больше и больше тянет к родительскому дому. И это закономерно. Каждый хочет вернуться в  свое детство. При воспоминании о нем у всех, наверное, немножко щемит сердце, ноет душа. Но никогда нам не вернуть безмятежные годы.
Все мои детские и юношеские годы проходили в тихом, уютном селе Костичаны, Черновицкой области,  что в Украине, на берегу реки Прут - одной из самых бурных, прекрасных и чистых рек Европы. До границы с Молдовой - 6 километров, а  до Румынии всего 200 метров. Это село – родовое гнездо Каптарей, корни которых тянутся на протяжении более пяти веков. Мне удалось застать на белом свете Парасковью и Ивана Каптарь, родителей отца.
Мой  отец,  Федор   Иванович,  не  имея никакого
музыкального образования, был одним из самых знаменитых музыкантов Черновицкой области. Прекрасно играл на трубе и кларнете, скрипке и аккордеоне. Оркестр народных инструментов, в котором играли 4 двоюродных брата: Каптарь Федор Константинович, Каптарь Федор Иванович, Каптарь Леонтий Иванович, Каптарь Харитон Константинович,  в 1967 году стал  лауреатом  Киевского фестиваля, а главной солисткой была не кто-нибудь а София Ротару, ныне народная артистка СССР, Украины и Молдовы.
Наша семья была многодетной: два  брата и четыре сестры. Каждый из нас вспоминает  свое детство как большой концерт, поскольку в нашем доме постоянно шли репетиции. Меня поражали способности моего отца. Имея всего 4 класса  образования, он успел столько в жизни, что его до сих пор вспоминают  внуки и правнуки.
Говорят, что каждый человек должен сделать на земле 3 вещи: построить дом, вырастить сына  и посадить дерево. Мой отец построил 5 домов от фундамента и до крыши, воспитал шестерых детей, посадил целый сад. Он был и музыкантом, и строителем, и сапожником, и инженером.
На 89 году жизни, в 2000 году, его не стало, но сохранилось творение его рук - прекрасные дома моих сестер и та мельница, которая во время голода 1946-1947 годов спасла жизнь старшего брата и сестер.    
Особое место в моем сердце занимает моя мама. Добрейшей души человек, она отдала нам, детям,   «по кусочку своего сердца». Она сумела найти и для детей, и для внуков и правнуков,  то душевное тепло, которое присуще настоящей матери и бабушке. Когда в 1984 году праздновали золотую свадьбу родителей, на торжестве, каждый из 38-ми членов нашей семьи говорил им только слова благодарности и признания.
Они с отцом были глубоко верующими людьми, и нас учили жить по Божьим заповедям: не обмани, не укради, не убей, почитай и матерь свою, чтобы тебе было хорошо и чтобы продлились твои дни на земле…
Отец всю жизнь мечтал, чтобы кто-нибудь из нас, его любимых детей,  пошел по его стопам и стал музыкантом. Однако жизнь распорядилась по-своему: я и старший брат стали врачами-урологами, сестры – по- разному:  кто медсестрой, кто санитаркой, няней в детском садике или почтальоном. И каждый из нас пишет и исполняет теперь свою музыку, предначертанную судьбой,  принося пользу людям. Думаю, что отец гордится нами. Он видит и оценивает наши поступки…
Детство предстает в моей памяти, как цепочка  ярких вспышек воспоминаний и впечатлений, которые, складываются в непрерывную  и очень дорогую мне ленту кинофильма. Одним из ярчайших эпизодов, запомнившимся на всю жизнь – это четыре года «учебы» в сельской музыкальной школе, когда я умело прятал дневник с двойками по сольфеджио, а отец мечтал сделать из меня великого скрипача.
Меня интересовало совершенно другое. Целыми днями я мог рисовать, сочинять стихи. Мои рисунки по биологии, географии  и истории до сегодняшнего дня хранятся в  школьном музее.
Я любил изготавливать новогодние карнавальные маски начиная с д`Артаньяна и кончая космической тематикой. Участвовал я и в танцевальном кружке, и в хоровом. Занимался легкой атлетикой, боксом. Участвовал в олимпиадах по химии, биологии и истории. Мне все было интересно.
Почему сегодня немало молодых людей, которые ничего не умеют делать собственными руками? Да потому что они с детства приучены жить на всем готовом. А если  в раннем возрасте не пробудить тягу к творчеству, не развивать созидательное начало, из такого ребенка вырастает человек, не готовый менять мир собственными руками, потому что руки его для этого просто не приспособлены.
Мне в этом смысле повезло. Рисование  помогло в дальнейшем и в моей специальности. Рука хирурга должна также чувствовать  скальпель во время операции, как чувствует  художник кисть.
Улица запомнилась мне как полигон  придумывания все новых и новых игр. И мы никогда не дрались, все заканчивалось мирно с чувством удовлетворения.
Те годы детства запомнились еще тем, как мы с друзьями пасли летом коров далеко от родного села, что на границе с селом Шербенцы. Каждое утро мы отбарабанивали пять километров туда и пять обратно. Безусловно, уставали, но ведь мы помогали родителям, а еще соревновались в придумывании все новых и новых игр. Со мною рядом всегда был мой  друг и дальний родственник Виктор Каптарь (в настоящее время зам. начальника Республиканской национальной комиссии ценных бумаг, доктор  философии).
С Виктором вообще связаны все школьные годы. Мы занимались и в художественной самодеятельности, и в различных спортивных секциях. Летом спали в импровизированном шалаше в саду их дома, наблюдая   звездное небо. С нами также были и Виктор Ротарь, и  Ион Сырбу, и другие ребята. После окончания школы мы разъехались кто куда, но дружбу сохранили.
Помню в 70-е, уже будучи студентами разных ВУЗ-ов, мы устраивали в Кишиневе встречу выпускников Костичанской средней школы разных выпусков. В  первые годы собиралось до 200 человек. Мы радовались встрече, вспоминали  наших учителей, школьных друзей. Тогда же в родном селе мы организовывали тайные встречи  студентов под кодовым названием Дело на миллион. Это означало, что по окончании ночного фильма в Доме культуры мы должны были собираться в парке возле памятника павшим героям-односельчанам и наметить сценарий вечера.  Чаще всего проводили его в саду у Людмилы и Владимира Ботезату. В  компанию входили Валентин Тыршу, Сергей Попечук, Аркадий и Виталий Каптарь, Анна Корненко, Семен Говорнян, Анатолий Иванов, Леонид Михайлович, Леонид Андреевич Никорич. Мы слушали музыку, танцевали, играли в карты.
Позже программа менялась, превращаясь в борцовские поединки, песнопения на все село, заканчивалась под утро. А когда струны гитары возвращались с «ночного дежурства», встречали односельчан, уходящих на работу.
И хотя некоторых  друзей уже нет в живых, эти незабываемые минуты нашей молодости  остаются в нашей памяти до сих пор.
Брату было уже 18, когда я родился, и поэтому  он мне запомнился студентом мединститута. Вспоминаю, как будучи во втором классе, мы с братом поехали на экскурсию в Черновцы. И когда я потерялся на вокзале. Брат искал меня целых 2 часа.  Я же в это время сидел на лавочке под деревом и наслаждался купленным мороженым. Тогда он пригрозил мне, что больше никогда в жизни никуда со мной не поедет. Конечно же, позже мы стали большими  друзьями. Я пошел по его стопам  и стал также врачом-урологом.
Всегда было интересно беседовать с ним на профессиональные темы…  В октябре 2003 года его не стало. О чем с горечью сожалею. Его потерю сегодня ощущаю как никогда ранее. 
С сестрами у меня особые отношения. Дело в том, что в семье я был самый младший, все меня очень любили  и в ответ за это, я отвечаю взаимной любовью. Не проходит и дня, чтобы я  не вспоминал  о них. Меня согревает их почти материнская любовь, то что они всегда сопереживают со мной мои успехи и неудачи. За это им огромное спасибо и дай  им Бог здоровья и долголетия.
Для меня очень много значит родительский дом. 
Меня очень тянет к нему, наверное потому, что мои любимые сестры меня всегда там ждут.
После смерти наших родителей, когда встал вопрос что делать с домом, я, как младший в семье, предложил оставить его как живой музей. Теперь когда мы с семьей едем туда раз в год (чаще не получается, теперь это ближнее зарубежье), вся родня собирается в этом доме, где каждый уголок напоминает о детстве, о наших родителях.
Родительский дом – это корни, дающие нам силы, уверенность, чувство гордости за предков. Достаточно раз в году побывать там, чтобы зарядиться энергией и новой силой.

Источник: Я помню как всё начиналось ... Владимир Каптарь, Кишинёв 2012 г.

Comentarii